вторник

11 декабря

2018 г.

Сообщить новость

07-Nov-2013 ..... 11:03 .....

Анатолий СОРОЧАН. «Южная правда», №123 (23148) .....

ЧЕЛОВЕК (статья)

История врывается... (Павел Елагин)

%d0%95%d0%bb%d0%b0%d0%b3%d0%b8%d0%bd

Если сказать современному школьнику или студенту, что стихи известного русского поэта Сергея Есенина (1895 - 1925) в
1926-1955 гг. запрещали читать и его творчество не изучали в школах (автор очерка может лично это подтвердить), он этому не поверит. А при чем здесь стихи Есенина, будет ясно из дальнейшего.
Передо мной очень небольшие сборники стихов «Иду по земле» (1975), «Белые цветы» (1978) и «Тугие паруca» (1982) - одесского издательства «Маяк». Только в первом сборнике приведены очень краткие сведения об авторе: «Павел Алексеевич Елагин. Родился в 1918 г. в Краматорске Донецкой области в семье рабочего. Первые стихи напечатал в 1933 г. в газете «Пионерская правда». Работал забойщиком на золотых приисках, лесорубом, плотогоном, нормировщиком. Учился в Николаевском пединституте. По окончании медтехникума работает фельдшером. Член КПСС».
Но далеко не такая простая была жизнь Павла Елагина.
Вот что пишут о Елагине николаевские литераторы Е. Г. Мирошниченко и В. Т. Мирошниченко в очерке «Воля до життя» (сборник «Реабілітовані історією»).
Переехав в Николаев, Павел учился в институте социального воспитания - так с 1930 года именовался тогда старый учительский институт. Планировался выпуск общего сборника стихов В. Автономова и П. Елагина. Однако 29 июня 1937 г. П.Елагин и его друзья-студенты В. Автономов и И. Зализняк были арестованы. Основанием для ареста послужило заявление секретаря комсомольского бюро вуза, который сообщал областному управлению НКВД о сочинении и распространении студентами литературно-лингвистического факультета контрреволюционных стихотворений, о личных связях и даже дружбе с «врагами народа» О. Вишней, К. Герасименко, Ю. Черкасским.
В то время активно можно было не быть преступником, но преступным было увлечение «кулацким» поэтом Есениным, биологистом Багрицким, «буржуазными националистами» В.Сосюрой, О. Вишней, М.Хвылевым... Всеми силами души утверждая свою непричастность к преступным действиям, заключенные все-таки давали следствию необходимые показания, признавались в том, в чем не были виновны. Какова нравственная цена этих самооговоров? Вот отдельные строки документа из дела № 2258-С архива НКВД-КГБ-УСБУ по Нико-лаевской области: «От подследственного заключенного Елагина П. А. следователю Сенкевичу. Заявление. Настоящим заявлением я хочу изложить все, что требуется от меня по сути предъявляемого мне дела. Я хочу вскрыть причины, побудившие меня на антисоветскую деятельность, вскрыть ее корни… Участвуя в работе литературного актива (зима, 1936 г.), я говорил о вопросах пролетарской культуры, привел цитату Троцкого - заклятого врага народа. В сентябре 1935 г. мною было написано стихотворение «Старик», которое получило нездоровое идейное выражение… Позже я увлекся Есениным - этим кулацким поэтом… Я готов признать наказание и искупить его. Мне всего 19 лет. Заключенный П. Елагин.
3-29/VII, 1937 г.».
Решение судебной тройки от 14 ноября 1937 года: статья 58/10 УК РСФСР - 10 лет содержания в исправительно-трудовых лагерях строгого режима. Расшифровка сокращений по 58 статье: КРЕН - контрреволюционные есенинские настроения. Но и на Колыме П. Елагин не забывал свои литературные увлечения. Стихи Есенина в его исполнении часто звучали среди товарищей. На прииске «Рассыпной» П. Елагин случайно встретит Зинаиду Павловну Тулуб (1890 - 1964 гг.) - автора двухтомного исторического романа «Людолови» на украинском языке и опишет эту встречу в одном из своих стихотворений.
19 июня 1947 г. Елагин, отбыв наказание, снова был осужден военным трибуналом НКВД и только в 1955 году ему выдали документ: «Дело за отсутствием преступления закончено». Работал фельдшером в Николаеве. Многие николаевцы помнят его публичные выступления со стихами. Его роман «Золото ГУЛАГа» был опубликован в николаевском журнале «Южанин» (№ 1, 1991 г.). Только в неопубликованной рукописи остались заветные страницы драматической жизни поэта, которая оборвалась 29 января 1986 года.
Литературное объединение ЧСЗ «Стапель» планирует в 2014 г. издать сборник «Литераторы «Стапеля» (1929 - 2014). В нем будут строки и о Павле Елагине, активном его члене; стихи его печатались в газете ЧСЗ «Трибуна рабочего» и в коллективных сборниках ЛитО - «Стапель» (1969), «В волнах века». О «Стапеле» Елагин писал:
Нам ни к чему ни модность,
ни тщеславие,
Но верим мы в свой
«Стапель», между тем,
С которого уйдут
в большое плаванье
Живые строки песен и поэм.
Небольшая статья о П. Елагине и есть в Энциклопедическом словаре «Николаевцы, 1789-1999 гг.», Николаев, 1999. Отмечено, что печатался в коллективных сборниках поэзии, выходивших в Киеве, Магадане, Москве, Одессе. О себе Елагин писал:
Стихи!
Глупцы, кто в них покоя
Ждет, приминая тюфяки...
Когда б я жил в тиши,
без боя,
Не написал бы и строки.
И все же, как ни корежила жизнь поэта, он провозглашал:
И неважно много или мало
Сердцу моему стучать еще,
Верую я свято в стяг наш
алый,
В Октябре зажженный
Ильичом.
В сборнике «Белые цветы» есть такие строки:
Мы счастливый и радостный
мир
На планете построим.
Имя светлое есть у него -
Коммунизм!
Время было такое. Без подобных строк вряд ли бы вообще что-то напечатали…
Свои стихи П. Елагин посвятил родному городу Краматорску, реке Южный Буг, отцу - продкомиссару Алексею Елагину, врачам, рыбакам, судостроителям, поэту А. Гмыреву и Слободке Николаева. О Николаеве Елагин писал:
Самым нужным стал ты мне
на свете
Корабельный город Николаев.
Павел Калинникович Галицкий (г. р. 1911) с Украины - старейший сталинский политзэк в книге воспоминаний «Почти сто лет жизни…» (СПб. «Нестор-История», 2009 г.) пишет: «Вспоминается Павел Елагин, длинный, худой доходяга со злым и упрямым выражением лица. Резкий, вспыльчивый, непримиримый, за что и заработал 58-ю, студент из Николаева. Хорошо он писал стихи. Часто конвоиры, зная о его таланте, подойдут и попросят: - Елагин, сочини стих! И Елагин что-нибудь отчебучит по их адресу. Те смеются и хвалят стихотворца. Помню отрывок понравившегося мне стихотворения, грустного, лиричного:
В том краю, где хлеб
кончают рано убирать,
Плачет, сына поджидая,
старенькая мать!
То слезами вдруг зальется,
то пригубит крест,
Ведь не пишет мне сыночек
из далеких мест!
И, пригубя крест, прискажет:
«Где ж ты, мой сынок!»
А сыночек с кличкой вражьей
отбывает срок…
И конец стихотворения:
В том краю, где хлеб
кончают убирать жнецы,
Плачут, деток ожидая,
матери, отцы!
В 1940 году он ушел этапом в Чай-Урьинскую долину, где обнаружили сумасшедшие запасы золота, эту долину потом окрестили «Долиной смерти».
«Впервые о Шаламове я услышал от статистика Нексиканской больницы, где я работал хирургом, Павла Елагина, отсидевшего в сталинских лагерях 17 лет. Свой первый десяти-летний срок Павел, сын первого секретаря Николаевского горкома ВКП(б), получил за то, что будучи студентом прочитал в подпитии «Москву кабацкую» вслух, в компании подвыпивших сверстников. Кто-то из присутствующих подсуетился, и Павел оказался на Колыме. Он прошел все круги лагерного ада и поскольку был поэтом, описал увиденное в поэме «Колыма советская». Оперчекисты сработали четко - рукопись изъяли, сварганили контрреволюционную группу, куда входили те, кто знал, слышал, не донес, мог слышать и не донес. Следствием руководил генерал МГБ, судил военный трибунал, и Павел получил 25 лет лагеря.
Но судьба распорядилась иначе. После смерти Сталина и XX съезда он был реабилитирован по первому сроку, амнистирован по второму, устроился работать в райбольницу, с материка приехала его жена с сыном, который родился вскоре после его первого ареста. Павел писал стихи, периодически печатавшиеся в «Сусуманском рабочем», иногда в областной «Магаданской правде». Мне он рассказывал многое из пережитого и увиденного. К тому времени я уже полтора года проработал на Колыме, сам повидал кое-что из того, что рассказывал Павел. ...И тем не менее рассказы Павла были настолько страшны, что трудно было поверить в то, что такое могло происходить. …Страшную цену заплатил наш народ за ложные идеи, навязанные ему тоталитарным режимом. Сбылась библейская заповедь - не сотвори себе кумира. Иногда мне кажется, что у нашего народа короткая историческая память. Истина, не требующая доказательства: без знания прошлого нет будущего. Хочется верить, что здравый смысл возобладает», - пишет Шапиро Юрий Викторович (1909 - 1986), в журнале Российского гуманистического общества «Здравый смысл», 2009, № 4(53) «Перечитывая Шаламова: эпизоды воспоминаний».
Елагина упоминает магаданский писатель и публицист Александр Бирюков (1938-2005), активно занимавшийся темой политических репрессий и выявлением имен колымских репрессированных писателей, в «Из истории магаданской контрразведки»: «…вела доверительные беседы с фельдшером психиатрического отделения Павлом Елагиным. Арестованный как организатор контрреволюционной группы и автор стихов контрреволюционной направленности, Елагин П. А. на допросе 19.03.47 показал: «Политическое лицо как Лотте, так и Головко за период моего знакомства с ними, я конкретно определить не мог, т. е., на мой взгляд, они представляли из себя середину между прямо контрреволюционно настроенными лицами и лицами, настроенными за Советскую власть или лояльно настроенными к таковой. Во всяком случае я обоих отношу к политически неустойчивым элементам» (арх.-след. дело № Р-15376, л. д. 176)».
Имя Сергея Есенина было окончательно возвращено литературе в 1975 г. Его творчество стали изучать в школах и вузах, лирические произведения прочно вошли в культуру и быт широких масс. Кстати, в Корабельном районе Николаева есть улица Есенина.